24(578) 2011-06-24
:

Архив новостей

 

"НЭГ" № 17 (420)

Россия станет магистралью «Китай — Европа»?
Или как уйти из тени нефтяной трубы

При Президенте Российской Федерации создана Комиссия по модернизации и технологическому развитию экономики России. В чем заключается ее миссия, какие конкретные действия предпринимает для ее выполнения, имеет ли отношение модернизация к культуре? На эти и многие другие вопросы журналистов очень откровенно отвечал член данной комиссии, президент Ассоциации независимых центров экономического анализа, профессор МГУ Александр АУЗАН на семинаре клуба региональной журналистики «Из первых уст».

— Александр Александрович, о модернизации сегодня говорят к месту и не к месту. Слово это уже навязло в зубах. А нужна ли модернизация рядовому человеку?

— Я отвечу, зачем это лично мне, Александру Аузану. Хочу заметить, что пока модернизация, несмотря на очень интересные рассказы о ней, не идет. Она намечается. Что случится, если не будет модернизации? Катастрофа произойдет, страна погибнет? Полагаю, страна не погибнет. Просто, если у вас есть талантливые дети и внуки, вам их придется готовить к работе за границей. Не будет модернизации — здесь мозгам будет делать нечего. Сейчас уже мозгам здесь делать нечего. У меня половина учеников уезжает. Причем уезжают основательно, не собираясь всерьез возвращаться. В Ирландию, в Германию, в Англию, в Аргентину даже уезжают и будут уезжать. Хочу сказать, что и бизнес уже двинулся. Большой бизнес в сторону Запада, малый и средний — в сторону Казахстана. В этом смысле очень точный образ будущего в книгах Сорокина: Россия — это страна, через которую проходит пятнадцатиполосная магистраль «Китай — Европа». Это образ будущей России, если в ней не будет модернизации.

Казалось бы, ничего страшного. Не то что все кончилось, распалось, тлен, нищета… Нет. Просто будет малоинтересная страна, откуда все талантливые люди уезжают, а через нее идет интенсивное общение двух мощных территорий развития: старой — Европы и новой — Восточноазиатских зон процветания. Мне это не нравится. Я не хочу, чтобы мои ученики не находили применения здесь. Я хочу, чтобы мои внуки жили здесь и я  бы не ездил к ним куда-нибудь в Париж. Вот эгоизм такой. Глупо мне готовить людей в университете, которые будут уезжать. Поэтому когда сейчас говорят об улучшении образования в школах и университетах, я думаю: «Так, сейчас уезжает половина. Если мы улучшим, будет три четверти уезжать?». Образование можно и нужно улучшать, только если мы поменяем жизнь в стране так, чтобы тень нефтяной трубы не лежала на всей экономике. Повторяю: ничего катастрофического, скорее всего не произойдет, если не будет модернизации. Но это будет скучная страна. Она будет недостойна своей литературы и очень странного факта: в стране почему-то все время рождаются талантливые дети. Непонятно почему. Я все-таки уже преподаю в университете почти тридцать лет. Это великое несоответствие: талантливые дети, которым потом некуда применять свой талант. Они как будто бы не нужны своей огромной стране. Странно…

— Может быть, модернизация не идет, потому что люди устали от реформ, стабильности хотят?

— Действительно, по данным социологов большинство наших соотечественников никакой модернизации не хочет. А меньшинство хочет, но не верит. Но надо понимать, что сегодняшняя стабильность очень хрупка. В первой половине 2000‑х годов был значительный — по 11–12% — рост доходов населения. Сейчас инфляция съедает все довольно быстро. Но зато в годы кризиса здорово подкачали деньгами пенсионеров и бюджетников. Между тем, экономика страны становится все хуже. Потому что она еще более сырьевая, чем в начале 2000‑х. Мы еще слабее в международном смысле. Один из крупных чиновников Всемирного банка, индиец, выступая на международной конференции в ГУ ВШЭ, сказал: «Я с детства смотрел на вашу страну. Когда я был юным и жил в Пенджабе, мне казалось, что две страны решают судьбу мира: ваша страна и США. Потом оказалось, что этих стран не две, а больше. Потом оказалось, что Россия — развивающаяся страна, страна БРИК. Теперь, во время кризиса, оказалось, что вы — самая слабая из развивающихся стран. Господа! У меня впечатление, что ваш корабль тонет, только очень-очень медленно».

Так на чем стоит наша стабильность? Я думаю, для этого надо было заключить договор с дьяволом. Когда концы с концами перестают сходиться, вдруг бац — взрывается атомная станция в Японии. Бух — начинается гражданская война в нефтеносной Ливии. При нашем плохом хозяйствовании сейчас цена на нефть уже больше 120 долларов за баррель. А полгода назад плакали, что такой цены, как 105 долларов за баррель, уже никогда не будет. При этом мы — не при чем. Это враг рода человеческого чудит. Он сохраняет Россию в инерционном варианте. А вот когда этот «договор» не сработает, то начнутся проблемы. Потому что нет у нас денег оплачивать те пенсии, которые установлены. А бизнес не может платить даже те налоги, которые ввели сейчас, и начинает из страны вытекать.

Итак, наша стабильность, как весенний лед, очень опасная. Держится она только чудом, причем, по моему мнению, чудом не очень божественного происхождения.

— Что такое модернизация в вашем понимании?

— Страны, которые считаются модернизированными, очень легко отличить: у них валовой продукт на душу населения высокий, принципиально другой. Более того, модернизация — не только экономический процесс, но и социокультурный.

Недавно ученые проанализировали, как меняются социокультурные характеристики у стран, которые прошли модернизацию. Там растут ценности самореализации в отличие от ценностей выживания, растет индивидуализм, то есть готовность действовать вопреки тому, что вам говорят другие, падает так называемая дистанция власти. То есть, люди начинают относиться к государству как к чему-то не удаленному от них, а к тому, что имеет к ним отношение, во что они могут вмешиваться. Появляется мнение, что очень важен долгосрочный взгляд. Пока у нас короткий взгляд, мы смотрим всего на пять–семь лет вперед, а надо бы больше. Пять–семь лет для России — это уже довольно длинный взгляд. У нас взгляд устроен на год. Хочу заметить, что в России пока из всех этих показателей только один ведет себя промодернизационно. Это индивидуализм. У нас люди, на самом деле, никакие не коллективисты давно.

— Есть ли у России шанс все же войти в когорту модернизированных стран? Что нам мешает и что может помочь в этом?

— Модернизацию за последние полвека пытались сделать около полусотни стран. А получилось только у пяти — Японии, Южной Кореи, Гонконга, Сингапура и Тайваня. На мой взгляд, это происходит потому, что модернизация всегда проходит по национальной формуле. Значит, нужно соединить те методы, которыми владеет мир, которые эффективны, с этой страной. В стране есть то, что мы, экономисты, называем неформальными институтами — свои правила, ценности, представления. Японцы придумали, как это сделать, а десятки стран — нет. Сколько стран зря потратило деньги, пытаясь быть, как японцы, покупая лицензии и технологии, повторяя этот японский прием пятидесятых годов, — и никакого результата. Социалистическая Польша еще при Гереке накупила лицензий, мечтая стать Японией Восточной Европы. Что-то пока не видно. Некоторые говорят: «Деньги есть — купим оборудование. Люди не те — наймем инженеров, менеджеров, и все сделаем». Если бы все было так просто, то все страны, у которых есть деньги, были бы давно модернизированы.

Так что же мешает России выбрать между модернизацией и инерцией, называемой стабильностью? Первое — внешняя конъюнктура. Конечно, если бы цены на нефть снова стали 8 долларов за баррель, как в памятном 1998 году, модернизация началась бы сама собой. По той простой причине, что модернизацию никто не начинает от хорошей жизни. Ее начинают от плохой. И это очень важный аргумент для тех, кто хочет модернизации, но не верит, что ее можно сделать.

Далее — фазы делового цикла. То, что мы вышли из кризиса, это стимулирует или нет? Я считаю, что да, стимулирует. В мировой экономической теории есть такое понятие, что во время кризиса происходят технологические сдвиги. Но где они происходят? Там, где к ним готовились, где созданы условия для инновационной деятельности. В Западной Европе сейчас происходит технологический сдвиг, связанный с альтернативной энергетикой, например. Потому что они в разгар кризиса стали принимать программу перехода на другие источники энергии. И когда Восточная Европа говорила: «Ой, мы не выдержим в условиях кризиса», старая Европа сказала: «Мы вас за собой не тянем. Оставайтесь с углем, нефтью. А Западная Европа сделает эту модернизацию». Они к этому были готовы, потому что у них для этого есть среда: действующие законы, суды, патенты и многое другое. А у нас нет. Поэтому в кризисе у нас не могло возникнуть всех этих серьезных тем. А вот на выходе из кризиса, я считаю, может.
Опять-таки, может произойти вторая волна кризиса. Непонятно при этом, как падение второй экономики мира — Японии, скажется на Китае. Но если второй волны не будет, то России срочно надо встраиваться в транснациональные проекты. Здесь надо учитывать мотивы, которые возникают на выходе из кризиса у доминирующих групп.

Следующий пункт — политический цикл. В России с выборами проблема, а политический цикл все-таки существует. Доказа­тельство очень простое: в 1973 году я твердо знал, что генеральным секретарем будет Леонид Ильич Брежнев. Если будет жив. И в 1982 будет Леонид Ильич Брежнев. Если будет жив. А вот кто будет приносить присягу президента России в 2012 году — я не знаю. Это и есть политический цикл. Это означает, что один период заканчивается неизбежно, а второй должен начаться. Непонятно, какой. В чем состоит эта неопределенность? А вот в чем: те, кто решает, идти или не идти, кому идти, с кем идти — просчитывают будущее.
Самый важный фактор модернизации — это спрос на модернизацию. С чего началась российская модернизация? Не со статьи Медведева «Россия, вперед!», а с четырех «И», с которыми Дмитрий Медведев избирался президентом России: институты, инфраструктура, инвестиции, инновации. Эта формула мне представляется очень правильной.

— Работает ли сегодня формула четырех «И»?

— К сожалению, дальше с этими четырьмя «И» произошли изменения, листочки стали облетать. Институты трогать тяжело, потому что за правилами, за устройствами стоят всегда группы, которым выгодно, чтобы это сохранилось. Было бы хорошо в кризис вложиться в инфраструктуру. Любой экономист скажет вам, что там великолепный мультипликатор вложений: надо строить дороги, тянуть оптоволокно и так далее. Почему этого не сделали? Аргумент — разворуют. Конечно, разворуют, если вы институты не трогали, значит, вы ничего не выстроили против этого воровства. Пришлось отказаться от инфраструктуры и закачивать деньги в другом направлении. С инвестициями вопрос кризис решил сам собой — их нет. Тогда решили напрямую заняться инновациями.

Собственно, комиссия по модернизации в этом смысле пришла к моменту, когда полностью победил так называемый проектный подход. Возьмем Сколково. Если оттуда пойдут распространяться практики и правила на страну, то это хорошо. А может быть и другой сценарий: в Сколково будет хорошо, а по всей стране плохо. Все будут стремиться в Сколково. Его придется окружить забором. И мы все это уже проходили: шарашка это называется. Это вариант модернизации? Да. Мобилизационный. Результатом такой модернизации является атомная бомба. Можно сделать что-то, что можно показывать либо на выставках, либо народы пугать. Будет результат? Будет. Только в стране ничего хорошего от этого не произойдет, потому что страна от этого, мягко говоря, богаче не становится, даже наоборот, потому что все ресурсы идут в эти точки. Это плохой вариант развития проектного подхода.

— Так что же нужно для хорошего результата?

— Нужно среду менять. Чтобы ее менять, нужно, чтобы этого хотели группы людей. Нельзя, конечно, при этом забывать о традициях, ментальности российской. В России высокая ценность креативности, у нас это поощряется в семье, и очень низкая ценность стандартов. Отсюда несоблюдение законов. Вследствие этого я утверждаю, что у нас, например, автопром будет провальным до тех пор, пока не изменится структура ценностей. Но поскольку креативность стоит высоко, а стандарты низко, надо продвигаться там, где продукция штучная или малосерийная. Это может быть космос, гидротурбины, уникальное медицинское оборудование. А вот лекарства — нет. Все массовые производства при такой структуре ценностей будут кривые. До тех пор, пока через школу, через жизнь не поменяем ценности.

Галина ФЕОКТИСТОВА
06.05.11


На главную

Вернуться в раздел статьи
:
«2011 »
24 23 22 21 20 19 18 17 16 15 14 13 12 11 10 9 8 7 6 5 4 3 2 1
«2010 »
50 49 48 47 46 45 44 43 42 41 40 39 38 37 36 35 34 33 32 31 30 1 1
«2009 »
50 49 48 47 46 45 44 43 42 41 40 39 38 37 36 35 34 33 32 31 30 29 28 27 26 25 24 23 22 21 20 19 18 17 21 16 15 14 13 12 11 10 9 8 7 6 5 4 3 2 1
«2008 »
51 454 49 48 47 46 45 44 43 42 41 40 39 38 37 36 35 34 33 32 31 30 29 28 27 26 25 24 23 22 21 20 19 18 17 16 15 14 13 12 11 10 9 8 7 6 5 4 3 2 1
 














 

:


 

экономика

Заглядывая в будущее строительной отрасли

В уфимском Дворце спорта проходит 18-я международная специал...

Креативный проект

В прошедшую среду в индустриальном парке «Марьино» под Санкт-...

«Законодательные козыри» антимонопольщиков

В июле исполнится 20 лет с момента принятия закона об ограни...

«Витязь»: поездка в будущее

На полигоне близ города Бронницы Московской области в сере...

 

предпринимательство

Вырастить кадры

В столице республики прошла V ежегодная научно-практиче...

Главный приз — у Башкортостана

На X юбилейном выставочно-конгрессном мероприятии «Дни малого и&...

На прежние рубежи

Различные общественные организации, представляющие интересы с...

Успешный регион успешен во всём

24 мая в Москве открылось X юбилейное выставочно-конг...

 

финансы

Не самое важное слово

Интересы потребителя финансовых услуг учитываются в пос...

Финликбез из аудитории

В Уфимской государственной академии экономики и се...

Рекордная халатность

Рекорды, как известно, любят, когда их бьют. И башкирс...

Путь к финансовой самодостаточности

Территории работают над повышением эффективности использова...

 

инновации

Парадоксы технологической экосистемы

Какое технологическое новшество в очередной раз изменит ...

Горячо, ещё горячее...

Американский исследователь прoфессор Пол Коннет дал та...

Через «Долину павших»

Идёт битва за технологический суверенитет «Сколково» до...

Трудовой кодекс ждет перемен?

Накануне Международного дня солидарности трудящихся, ...

 

регион

Эхо взрывов в арсенале

26 мая около населенного пункта Урман в Иглинском район...

Зилим — парк местного масштаба

Полюбоваться на его красоты едут туристы со всей Ро...

К весне готовьтесь... с осени

От того, что посеем и что пожнём, зависит жизнь Министерств...

Высокий статус священной горы

Начало 2011 года ознаменовалось важной экологической ново...

 

аналитика

Хоккей преткновения

Мы уже привыкли к тому, что хоккей имеет спортивное и&...

Печать в перспективе

Под Екатеринбургом на базе отдыха «Иволга» прошел тр...

За доверие потребителей

Череда экономических кризисов в России и мире, обос...

Парадоксы Трудового кодекса

Высокопроизводительным может быть только труд свободног...
 
 
" "
""

450079, , ., . 50- , .13, . 700
: (347) 273-44-45
e-mail: neg-ufa@mail.ru